Четверг, 24.08.2017
Форум Jurassic.ru
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум сайта JURASSIC.RU » Юрская литература » Живой реферативный журнал » Шурыгин Б.Н., Дзюба О.С. (2015) (Граница юры и мела не севере Сибири)
Шурыгин Б.Н., Дзюба О.С. (2015)
mhornДата: Суббота, 30.05.2015, 16:50 | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 3207
Репутация: 0
Статус: Offline
Шурыгин Б.Н., Дзюба О.С. (2015) Граница юры и мела не севере Сибири и бореально-тетическая корреляции приграничных толщ // Геология и геофизика. Т.56, № 4, С. 830-844

https://yadi.sk/i/YdtBCB8CgxjJj

В работе приводится обзор маркеров границы юры и мела (как палеонтологических, так и непалеонтологических), которые могут юыть так или иначе прослежены на севере Сибири. Авторы считают, что решение проблемы опознавания границы юры и мела в бореальных разрезах возможно только на основе комбинирования данных палеонтологических и непалеонтологических методов стратиграфии (био-, хемо-, магнито- и пр.). При любом из обсуждаемых в качестве приемлемых маркеров границы юры и мела, эта граница в сибирских разрезах окажется внутри верхней части регионального баженовского горизонта. Наименьший интервал неопределенности положения границы в сибирских разрезах будет, если выбор остановить на одном из следующих двух маркеров: биостратиграфическом — подошва подзоны Pseudosubplanites grandis или магнитостратиграфическом — подошва магнитозоны M18r.
Кроме собственно границы, авторы также обсуждают некоторые теоретические аспекты составленя зоналных шкал и эволюции, и с некоторыми выводами я бы поспорил.
«Как правило, главным при построении аммонитовой зонации постулируется использование событий филогенетической природы, а операционно при обосновании нижних границ зон на конкретных разрезах фиксируется первое появление таксона-индекса».
Аммонитовые шкалы пограничного интервала юры и мела как в бореальных, так и в тетических разрезах изначально строились на основе последовательности комплексов, и между видами-индексами соседних зон филогенетическая приемственность в большинстве своём или отсутствует, или не доказана, или непрямая (виды-индексы связаны между собой несколькими промежуточными видами) – разве что две хетаитовые зоны действительно основаны на вдах-индексах, один из которых является прямым потомком другого.

«Принцип основного звена, используемый при разграничении видов, предполагает установление узла дивергенции… Обычно на всех филогенетических схемах по аммонитам штриховой линией, уходящей ниже границы индексируемой аммонитовой зоны, соединяют вид-индекс зоны с предковым видом».
Не могу не процитировать автора принципа основного звена, В.Е. Руженцева (1960, с. 129-130): «Виды должны быть разделены гиатусами, и никаких переходных форм между ними быть не может. Но здесь многие палеонтологи сразу возразят, что в момент возникновения нового видаи его обособления от старого переходные формы должны быть. Допустим, что это так. Многие биологи считают, что для выделения нового вида достаточно нескольких поколений. И.И.Пузанов (1954) сообщает, что обыкновенные кролики, выпущенные португальцами на острове Порто-Санто, за 500 лет превратились в новый вид, обособленный от родичей даже физиологическим барьером [а ведь это не аммониты, которые, скорее всего, жили от силы по 2-3 года – М.Р.]….Посмотрим теперь, как это будет выглядеть в свете геологических данных. В качестве примера возьмем прекрасно изученные каменноугольные отложения Подмосковного бассейна, суммарная мощность которых достигает 400 м… За 500 лет, которых вполне достаточно для образования нового вида, отлагалось в среднем 4 мм осадков. Допустим, что палеонтолог, изучая геологический разрез, установил распространение определенного вида в слоях, b, с, d и что у него есть неопровержимые факты, доказывающие возникновение этого вида в слое а. В таком случае, даже предполагая очень медленное формообразование, он может допустить наличие переходных форм между предковым и вновь возникшим видом буквально в нескольких миллиметрах мощности слоя… Ко всему этому нужно добавить, что вероятность точного установления на геологическом материале момента становления нового вида приближается к нулю».

«Этим обращается внимание на то обстоятельство, что новые, значимые диагностические отличия от предкового фена формируются не мгновенно. Соответственно, даже если не учитывать время на географическое распространение нового фенотипа, считая время миграции несущественным, в некотором диапазоне близ узла дивергенции всегда будет интервал неопределенности проведения границы фило- или фенозон».
Это в теории – причём, как мы видим выше, теории, не очень согласущейся с практикой. А есть ли в распоряжении авторов факты такого рода, когда (по аммонитам – речь ведь о них) неопределённость проведения границы связана не с дискретностью находок или недостаточно хорошей сохранностью, но именно с наличием в разрезах такого интервала, где аммониты (достаточно хорошо сохранившиеся и многочисленные) показывают такую «смешанную» морфологию в пределах единой филолинии, не дающую возможность установить границу? Конечно, даже при наличии многочисленных аммонитов хорошей сохранности всё равно могут возникать вопросы, но чаще всего (если группа хорошо изучены) они связаны с разной скоростью морфологической эволюции в линиях микро- и макроконхов и в целом в сопросами интерпретации диморфизма и полиморфизма у аммонитов.

«Для устранения этого противоречия постулируемой изохронности границ аммонитовых зон в некоторых работах по аммонитам приводятся филогенетические схемы, в которых филолиния предкового вида по горизонтали соединяется с началом филолинии потомка… Логика таких филогенетических схем не совсем ясна, поскольку в этом случае нужно предполагать либо возникновение потомка от уже вымершего предка, если соединяются конечная и начальная точки филолиний, либо одномоментное массовое (во всех популяциях) преобразование предкового фенотипа в хорошо отличимый фенотип потомка».
У юрских аммонитов широко распространено т.н. филетическое видообразование (анагенез по терминологии наших зарубежных коллег), когда новый вид не ответвляется от предкового, а когда вид-предок переходит в вид-потомок без дивергенции. Бывает и по-другому, когда один вид является предком целого «букета» форм (хорошие пример такого рода показаны в эволюции рыб – как сравнительно недавней (цихлиды Ц. Африки), так и древней (раннеюрские рыбы озёр С. Америки, см. McCune et al., 1984); имеются они и у аммонитов (Yacobucci, 1999, в этой работе подобное видообразование названо «радиальной эволюцией»)). Но и в таком случае появление новых форм происходит очень быстро, без каких-либо переходных интервалов. Правда, в популяциях аммонитов при наличии большой выборки можно найти экземпляры, морфологически близкие к предкам или ещё не появившимся потомкам, но такие формы, как правило, составляют весьма незначительную долю экзмпляров и не влияют на точность определения.

«Переход международного сообщества к практике определения стратотипов границ
(установление точек глобального стратотипа границ — GSSP) еще больше обостряет проблему в случае, когда постулируется определение границы по первому появлению какого-либо таксона. Крайний субъективизм специалистов по аммонитам при определении таксономической принадлежности одних и тех же образцов, связанный с недостаточностью монографических исследований на массовых выборках, одновременно со стремлением проводить супердробное расчленение с использованием биогоризонтов, сильно усложняет решение этой задачи»
Субъективизм вообще характерен для определения любых палеонтологических объектов – но это ведь не повод отказываться от палеонтологического метода? Другое дело, что аммонитами занимается большое число специалистов, а у раковин аммонитов – полно признаков, которые можно использовать для систематики. Недостаток же монографических исследований – это вообще тенденция последних десятилетий в палеонтологии в целом; даже в тех случаях, когда такие исследования вроде бы проводятся, по факту всё может сводиться к большому числу фотографий образцов без внятного обоснования филогении. Как же детализация расчленения разрезов усложняет проведение границ – для меня непонятно. Ну то есть отличить юру вообще от мела (особенно если юра средняя а мел верхний )) конечно проще чем найти границу между двумя горизонтами, но в биостратиграфически непрерывном разрезе граница – одна и та же, вне зависимости от того, сколь детальная шкала используется. Разница между видами-индексами зон и биогоризонтов отсутствует – и там и там запросто может иметь место субъективизм, ошибки в определении и т.д.

«Сочетание биостратиграфических шкал - региональной аммонитовой и основанных на других группах фоссилий - не только расширило возможность их площадного применения, но и увеличило разрешающую способность суммарной биостратиграфической основы при расчленении и точность корреляций».
Возникает вопрос: а насколько детально привязаны друг к другу разные шкалы, по какому количеству разрезов? Ведь во многих случаях дискретное распределение фоссилий не даёт возможности однозначно проводить границы зон (например, такая ситуация типична для опорных разрезов волжского яруса севера Сибири (Нордвик, в меньшей степени Боярка и Хета), где исторически границы аммонитовых зон совмещались с подошвой пачек вне зависимости от того, к какой части этих пачек приурочены находки руководящих форм). Насколько тогда корректно говорить об увеличении разрешающей способности шкалы, если сама шкала дефектна, а сопоставление шкал по разным группам условно? Пожалуй, мне известен единственный пример из пограничного интервала юры и мела, когда использование разных шкал действительно может увеличивать точность расчленеия разреза – это зона Kochi, к нижней и верхней частям которой приурочены, соотв., Buchia unschensis и B. okensis; но тут, как и в классических разрезах берриаса, наверняка имеются хорошие перспективы разработки инфразональных шкал по аммонитам.


верхнеюрские и нижнемеловые аммониты и всё что с ними связано
 
Форум сайта JURASSIC.RU » Юрская литература » Живой реферативный журнал » Шурыгин Б.Н., Дзюба О.С. (2015) (Граница юры и мела не севере Сибири)
Страница 1 из 11
Поиск:

jurassic.ru © 2017